Альберто откинулся на спинку кресла.

— Вот и все, — проговорил он. — По-моему, самое главное о Канте сказано.

— Ну и времени уже четверть 5-ого.

— Но мне необходимо кое-что добавить. Будь добра, подожди минуту.

— Я никогда не ухожу с урока, пока учитель не объявит его конец.

— Я гласил, что, согласно Канту, мы не обладаем свободой, если живем исключительно Альберто откинулся на спинку кресла. в виде чувствующих созданий?

— Да, что-то в этом роде.

— Но если мы пользуемся универсальным разумом, тогда мы обретаем свободу и независимость. Гласил?

— Да. Почему ты к этому возвращаешься?

Альберто наклонился ближе к Софии и, заглянув ей в глаза, шепнул:

— Не попадайся на удочку, не веруй всему, что видишь Альберто откинулся на спинку кресла., София.

— Что ты имеешь в виду?

— Лучше отворачивайся, дитя мое.

— Я совсем не понимаю, о чем ты.

— Принято гласить: «Не поверю, пока не увижу своими глазами». Но ты не должна веровать даже им.

— Что-то в этом роде ты уже гласил.

— Да, про Парменида.

— Но я все равно не Альберто откинулся на спинку кресла. понимаю, о чем речь.

— Фу-ты ну-ты! Мы с тобой говорили, сидя на крыльце. И вдруг ни с того ни с этого из озера вылезает «морской змей».

— Разве это было не умопомрачительно?

— Нет. Позже в дверь стучится Красноватая Шапочка. «Я ищу дом собственной бабушки». При Альберто откинулся на спинку кресла. всей собственной банальности и докучливости эти явления только ходы в потешном сражении, которое затеял с нами майор. Вроде послания в банане либо грозы.

— Ты считаешь, что…

— Но я уже гласил, что у меня есть план. Пока мы будем прислушиваться к собственному разуму, майор не сможет провести нас. Мы будем до известной Альберто откинулся на спинку кресла. степени свободными. Он может внушать нам какие угодно «ощущения», меня ничем не проймешь. Если небо вдруг заслонят тучи парящих слонов, я в наилучшем случае расплывусь в ухмылке. Но семь плюс 5 есть и будет двенадцать! Такие познания переживут все его эффекты. Философия — это не комикс, а нечто совсем другое.

София Альберто откинулся на спинку кресла. удивленно смотрела на Альберто.

— Можешь идти, — в конце концов произнес он. — Я сам приглашу тебя на занятие по романтизму. Заодно побеседуем о Гегеле и Киркегоре. Но до того, как самолет с майором приземлится на аэродроме в Хьевике, остается всего неделя. К этому времени нам необходимо освободиться от его Альберто откинулся на спинку кресла. назойливых фантазий. Больше ни слова, София. Только знай, что я разрабатываю для нас с тобой превосходный план.

— Тогда я пошла.

— Подожди… мы запамятовали чуть не самое главное.

— Что?

— Поздравительную песенку. Сейчас Хильде исполняется пятнадцать лет.

— Мне тоже.

— Да, и для тебя тоже. Давай споем.

Оба встали — и запели Альберто откинулся на спинку кресла. по-английски:

— Happy birthday to you! Happy birthday to you!

Happy birthday to Hilde! Happy birthday to you!

Было уже половина 5-ого. София сбежала к озеру и переправилась на другой сберегал. Втащив лодку в заросли тростника, она стремглав помчалась по лесу.

Когда она нашла тропу, то вдруг увидела маячившую меж деревьями невысокую Альберто откинулся на спинку кресла. фигурку. София помыслила про Красноватую Шапочку, которая прогуливалась через лес к бабушке, но эта фигура была еще меньше.

София подошла поближе. Фигура была размером с куколку, вся коричневая, только верхнюю половину тела прикрывал красноватый свитер.

София застыла на месте, сообразив, что это игрушечный медвежонок.

В том, что Альберто откинулся на спинку кресла. кто-то растерял в лесу мишку, не было ничего таинственного. Но этот мишка оказался живехоньким и был кое-чем очень занят.

— Привет… — неуверенно произнесла София.

Медвежонок резко оборотился и ответил:

— Меня зовут Винни-Пух. Вообще-то денек обещал быть просто восхитительным, но я, видимо, заплутался в лесу. Во всяком случае, тебя Альберто откинулся на спинку кресла. я тут никогда ранее не лицезрел.

— Может, это я сюда никогда не попадала, — отозвалась София. — А ты как и раньше где-нибудь рядом с Пуховой Опушкой либо около 6 Сосен.

— Не соображаю я во всей этой математике. Ты, наверняка, помнишь, что у меня в голове опилки.

— Я Альберто откинулся на спинку кресла. много про тебя слышала.

— Означает, ты — Алиса. Кристофер Робин мне тоже про тебя говорил, так что мы старенькые знакомые. Ты столько отпила из одной бутылки, что стала маленькой-премаленькой. А позже глотнула из другой — и принялась опять расти. Вообще-то вырастают обычно оттого, чем набивают брюхо. Я один раз Альберто откинулся на спинку кресла. съел столько, что застрял в кроличьей норе.

— Но я не Алиса.

— Кто мы такие, не имеет значения. Самое главное, что мы существуем. Так гласит Сова, а у нее в голове совсем не опилки. «Семь плюс четыре будет двенадцать», — произнесла она в один красивый солнечный день. Мы с Иа-Иа не Альберто откинулся на спинку кресла. знали, что сказать, так как вычислять числа очень тяжело. Куда проще вычислять погоду.

— Меня зовут София.

— Очень приятно познакомиться, София. Я уже гласил, что, по-моему, ты ранее не бывала в наших краях. А сейчас мишке пора идти, необходимо все-же найти дорогу к Пятачку. Мы с ним собираемся Альберто откинулся на спинку кресла. на большой прием в саду, который устраивает Зайчик со своими Родными и Знакомыми.


aleksandr-gordeev-25-noyabrya-v-press-centre-ria-novosti-proshla-internet-konferenciya-po-voprosam-sozdaniya-v-rossii.html
aleksandr-gumboldt-i-rossiya-referat.html
aleksandr-i-blagoslavennij-1801-1825.html