Александр Евгеньевич Ферсман

Александр Евгеньевич Ферсман вспоминал: «Среди людей, поднявшихся на верхушку, я был единственным минералогом. Мне без конца подавали эталоны отысканных минералов, и я прямо терялся в определении этих, еще виданных никогда мною эгиринов, эвдиалитов, эвколитов. Для меня сходу стало ясно, что Хибины — это целый новый, типичный мир камня». Эта полуторачасовая экскурсионная Александр Евгеньевич Ферсман поездка на долгие и длительные годы обусловила научные интересы А.Е. Ферсмана и положила начало исследованию, а позже и промышленному освоению края. Заинтересовавшись отысканными редкими эталонами, юный директор Минералогического музея АН СССР решает в тот же год снова побывать в Хибинах. Возвратившись в Петроград, Ферсман обращается в Северную научно-промысловую экспедицию Александр Евгеньевич Ферсман по исследованию Севера с просьбой поддержать план исследования Хибин. СНПЭ посодействовала снаряжением, академия — продовольствием, и 25 августа маленький, в 9 человек, отряд отправился в путь. Началась именитая Хибинская эпопея. Ферсман описывал так : «Наш старенький вагон то прицепляли, то вновь отцепляли от перегруженных составов. 10 дней мы тянулись до Хибин». Практически без Александр Евгеньевич Ферсман продовольствия, без обуви, без снаряжения вела работы в томные годы разрухи эта экспедиция. Все грузы — и продовольствие, и собранные эталоны — участники экспедиции несли в ранцах на спине. Пробирались оленьими тропами, нередко совсем без карты, подвязав на ноги мешки, чтоб не скользить по камням, двигались вглубь тундр геологи, производя различные наблюдения Александр Евгеньевич Ферсман и собирая коллекции минералов. Ночами температура опускалась до 8 – 10 градусов, деньком доводили до исступления тучи мошкары. Был конец сентября, а у геологов не было ни палаток, ни даже брезента, чтоб укрыться от дождика. Вспять они возвратились совсем измученные, но жарко увлеченные Хибинами. 1-ый шаг в исследовании Хибин был изготовлен.

Современники Александр Евгеньевич Ферсман отрисовывают вид Ферсмана как только живого, радостного, компанейского, полного притягательности человека, для которого научное творчество было величайшей радостью и счастьем жизни. За 110 дней полевых работ 1920 – 1922 годов отряд Ферсмана прошел 1500 км и открыл около 100 месторождений минералов. 25 лет собственной жизни А.Е.Ферсман дал Хибинам. Им написано более 300 научных работ, статей Александр Евгеньевич Ферсман, очерков, посвященных Хибинам, под его редакцией вышел восьмитомник «Хибинские апатиты», двухтомник «Хибинские и Ловоозерские тундры» и другие. За монографию «Полезные ископаемые Кольского полуострова» А.Е.Ферсману была присуждена Муниципальная премия. Экспедиции стали проводиться раз в год, в их вовлекалось все в большей и большей степени людей.

Работа Александр Евгеньевич Ферсман в недоступных горных районах без карт и дорог добивалась точной организации и практически военной дисциплины. Каждый участник экспедиции получал от Ферсмана точное задание, которое нередко сопровождалось шуточкой, но которое, все же, полагалось выполнить, во что бы то ни стало. Сам же начальник отряда всегда был неутомим, бодр и весел Александр Евгеньевич Ферсман. В походах он показал себя красивым географом, поражая собственных спутников умением ориентироваться на местности и преодолевать неодолимые, казалось бы, трудности первых экспедиций.

На 2-ой год работы исследователи отыскали меж южными отрогами Кукисвумчорра 1-ый кусочек апатитовой руды, в 1923 году — целую россыпь апатитовых глыб на Расвумчорре, в 1925 году — бессчетные россыпи Александр Евгеньевич Ферсман апатита, а летом 1926 года — коренные выходы руды на горе Расвумчорр. В этот год из-за заболевания Ферсмана работами управлял А.Н. Лабунцов. 7 сентября 1926 г. он поставил на Расвумчорре 1-ые заявочные столбы. Потом апатито-нефелиновые месторождения были найдены и на горе Кукисвумчорр.

Работы в Хибинах длилось. Летом 1928 года в Хибины отправилась экспедиция Владимира Александр Евгеньевич Ферсман Ивановича Влодавецева. Целью экспедиции было исследование Кукисвумчоррского месторождения. Раз в день, в всякую погоду, рабочие экспедиции подымалиь на склоны Кукисвумчорра, сдирали мох и с обнажившейся породы отбивали кусочки руды. На основании сделанных работ были выявлены большие припасы руды: вся нижняя часть горы в протяжении более километра состояла Александр Евгеньевич Ферсман из одних апатитовых пород.

В феврале 1929 г. А.Е.Ферсман и В.И. Влодавец доложили об огромных припасах фосфатов в Хибинах.

Сергей Миронович Киров

С того времени завершилось время, когда исследователям Хибин отказывали в средствах и кредитах. Неувязка апатитов стала одной из важных задач страны. Идеологическим устроителем и руководителям всего, что Александр Евгеньевич Ферсман делалось в Хибинах, стал Сергей Миронович Киров, 1-ый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б).

Считается, что первым, кто приобщил Кирова к тайнам Хибин, был Ферсман. Киров веровал в перспективное развитие Хибин, жарко увлекся таковой сложной и увлекательной задачей — сделать в прохладном и необжитом краю совсем новейшую ветвь индустрии. В Александр Евгеньевич Ферсман служебном кабинете С.М.Кирова хранилась коллекция хибинских минералов, в его блокноте были записаны слова М.В.Ломоносова: «Минералы сами во двор не придут — требуют глаз и рук к собственному прииску».

8 июня 1929 года с разъезда Белоснежный к подножью апатитовой горы ушел отряд из 18 человек — обитателей грядущего поселка. Достигнув подножья Кукисвумчорра, геологоразведчики Александр Евгеньевич Ферсман поставили палатки для ночевки, планируя с утра начать работу. Но ночкой разыгрался снежный буран, который неистовствовал некоторое количество дней. Все это время люди отсиживались в палатках, поминутно боясь, что ветер сорвет и унесет их ненадежные убежища, оставив их без крыши над головой. Только через 4 денька их отыскали. Но люди Александр Евгеньевич Ферсман выжили, и сходу после спасения начали строить жильё, и к концу июня у горы Кукисвумчорр появился 1-ый древесный дом.

Рядом выстроили администрацию, склады, кузницу, баню, динамитный склад, и население уже составляло 163 человека. Жизнь бурлила круглые день. Шло строительство дороги, деньком и ночкой урчали моторы буровой вышки, в горах, на Александр Евгеньевич Ферсман месте грядущего рудника, гремели взрывы.

3 июня 1929 года началось строительство грунтовой дороги, а с 1 августа по ней началось авто движение. А с 4 октября 1929 г. началось строительство ЖД ветки от главной магистрали к апатитовой горе.

Все это время Киров оказывал помощь хибинцам: из Ленинграда приезжали спецы, рабочие, стали поступать техника Александр Евгеньевич Ферсман, оборудование, строй материалы.

Первым объектом разработки стал рудник. Самым томным для его строителей было время сотворения карьеров и участков. Все это делалось в самую вьюжную и морозную пору 1930 года — в январе и феврале. 1-ое время добыча, транспортировка и погрузка руды велась вручную, карьеры освещались факелами и кострами. Механизация Александр Евгеньевич Ферсман работ началась исключительно в 1931 году.

С развитием разработок шло и строительство поселка. Численность населения стремительно увеличивалось, люди приезжали в Хибины целыми эшелонами: на 1-е января 1930 года в Хибинах проживало 168 человек, а ровно через год население составило уже 17950 человек. В связи с этим остро стоял вопрос жилища — многие из вновь прибывших, в Александр Евгеньевич Ферсман особенности семьи спецпереселенцев, жили в землянках, палатках, шалманах.

Новый город — Хибиногорск

30 октября 1931 года Президиум ВЦИК СССР постановил: «Вновь появившийся населенный пункт в районе Хибинских апатитовых разработок конвертировать в город с присвоением ему наименования Хибиногорск». Сей день и стал деньком официального рождения городка. Хибиногорском новый город именовался до декабря 1934 года.

1 декабря Александр Евгеньевич Ферсман 1934 года в Ленинграде, у дверей кабинета в Смольном, выстрелом из пистолета был убит Сергей Миронович Киров. Когда эта горестная известие дошла до Хибиногорска, на всех предприятиях и во всех учреждениях городка прошли траурные митинги. Было принято решение об увековечении памяти С.М.Кирова — в его честь Александр Евгеньевич Ферсман были названы улица и рудник. Потом был открыт Дом-музей С.М. Кирова, а 30 апреля 1938 года в городке появился его монумент. И сам город с 15 декабря 1934 года стал называться Кировском.


Саамский словарик

Умптека (саамское заглавие Хибинских тундр)
Вуай – ручей
Чорр – одинокая гора
Туодр - тундра
Джёрр – горный хребет
Еуарь, явр – озеро
Йоки – река
Каалк – лыжи
Корр, курр , курщ – сквозное ущелье
Поаррь Александр Евгеньевич Ферсман – хребет с острым гребнем
Рэчть – обрыв

Ворткуай (Ворткеуай) – ручей Громотуха (встречается также перевод: ручей Караульный)
Вуойемтуодр – Сальные тундры; тундры, где олени нагуливали много жира, сала
Кукисвумчорр – хребет Длинноватой равнины
Ловъявр (Ловозеро) – Сильное Озеро
Каскаснюнйок – "кэскас" – можжевельник
Портомчорр – острый гребень горы
Коашкар – «Коашк» – болото с маленьким кустарником
Лявочорр – образовано от древнего мужского саамского имени Ляви, Леви, другими словами Александр Евгеньевич Ферсман Лявочорр – «Гора Ляви».


aleksej-chapigin-razin-stepan-stranica-7.html
aleksej-dudarev-poceluj-princessi-sovremennaya-skazka-po-motivam-proizvedenij-g-h-andersena-stihi-viktorii-solovevoj.html
aleksej-georgievich-margiev-16-glava.html