Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9

Кумжа
Кумжа - это учение, на котором генералы академии Генштаба знакомятся с подводными лодками. В определенной базе для их выстраивают все проекты лодочек. Корабли покрашены, светятся кузбаслаком, снутри, после недельной повальной приборки, - тишь, крыс нет Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, по отсекам расставлены командиры отсеков в новеньком белье, перепоясаны со всех боков ПДУ, в новых тапочках, все стрижены, остальной личный состав увезен в доф, где им демонстрируют кино.

Генералы гурьбой, переговариваясь, возникают Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 у входной шахты лючка. 1-ый из их начинает спускаться вовнутрь. Заместо того чтоб оборотиться к поручням лицом, он поворачивается задом. Полез. Локти во что-то по дороге втыкаются, и генерал застывает Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 с вывернутыми руками.

- Васька! - веселятся стоящие над ним генералы. - Это для тебя не танк, едремьть, здесь соображать нужно! В центральном посту трап, ведущий вниз, пологий, и по нему сходят, что именуется, «лицом вперед». Потоптавшись Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 перед трапом, генерал Васька поворачивается (он уже научен) и сползает по нему спиной, отмечая генеральской ногой каждую ступень.

- Васька! - кричат ему снова генералы, которым после «Васьки» успевают разъяснить, как необходимо Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 сходить по трапу. - Это ж не танк, едремьть, здесь мыслить нужно! Генералам дают провожатого, но снутри лодки все они равно умудряются расползтись по отсекам и потеряться.

- Простите... а где у вас здесь Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 выход?

- По трапу вниз и далее прямо.

- Спасибо, - гласит генерал, делает все, как произнесли, и попадает в безлюдный трюм.

- Эй! - доносится оттуда. - Товарищи!

В первом отсеке генералы проходят мимо торпедиста - командира отсека. Последний Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 генерал задерживается и голодно глядит на ПДУ командира отсека.

- Какая увлекательная фляжка.

- Это ПДУ - портативное дыхательное устройство, созданное для критической изоляции органов дыхания от вредного воздействия наружной среды при пожарах Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9! - быстро старается командир отсека.

- А-а-а... - гласит генерал. - Ты смотри... - И лицезреет сандали: на сандалях осторожные дырочки: - Дырки сами делаете? Торпедист поначалу не осознает, но позже до него доходит:

- Дырки?... ах, это Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9... нет, так выдают. В последующей группе проходящих генералов каждый генерал с любопытством глядит на «фляжку» - у генералов все мысли однообразные, последний задерживается и спрашивает:

- Это фляжка? Быстро:

- Это портативное дыхательное устройство! - произнесено так стремительно Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, практически истерично, что генерал половину не усваивает, но кивает он понимающе - «А-а-а...» - взор на сандали:

- Дырки сами делаете? Лихо и молодцевато:

- Так выдают!

До последующей группы торпедист Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 успевает перемигнуться с командиром второго отсека: «Вот козлы, а? !» Подходит 3-я группа, последний в группе генерал обращается к торпедисту:

- Какая увлекательная фляжка. На торпедиста нападает смехунчик, другими словами с полным ртом хохота Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, дрожа веками, пузырясь ртом, он пробует сдержаться, у него выкатываются глаза, из него вываливаются какие-то звуки, все это, вероятнее всего, от нервишек. Генерал изумлен, он приглядывается к торпедисту. Тот:

- Эт-т-а-ды-ха Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9-те-ль-но-я-ус-тр-ой-ст-во!

- Ты смотри, - генерал с опаской пристально глядит, и здесь взор его случаем попадает на сандали, генерал оживляется:

- Дырки сами делаете? Ти Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9-та-ни-чес-кие усилия по приведению морды в порядок (ведь на данный момент впердолят так, что шейку не повернешь), в очах слезы:

- Т-та-ак в-вы-вы-да-ют! Генерал Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 сочувственно:

- Вы заикаетесь? Резвый кивок, пока не выпало.

В ракетный отсек попадают не все, а только самые любознательные. Командир отсека, капитал третьего ранга Сова (пятнадцать лет в должности), застегнут по горло (от Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 старости у него шейки нет), разъясняет генералу, что у него в заведовании шестнадцать баллистических ракет. Генерал с почтением:

- О вас, наверняка, генеральный секретарь знает? (У генерала на позиции только три ракеты Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, а здесь - шестнадцать.)

- Что вы! - гласит Сова. - Меня даже флагманский путает. Скоро генералы Сове надоели - заморили совсем, - и перед еще одним генералом он ни с того ни с этого сгибается напополам.

- Что с вами Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9? - отпрыгивает генерал.

- Радикулит... зараза... товарищ генерал...

- Что вы! - суетится генерал. - Присядьте! У Совы все натурально - слезы, хрипы; он заходит в роль, станет, перекашивается, его уводят, осторожно сажают, оставляют 1-го. Когда Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 никого не остается рядом, Сова кротко вздыхает, скачком расстегивает ворот и, прислоиившись к стенке, закатив глаза, гласит с чувством: «Ну, задолбали!» - после этого он засыпает.

Генерал от инфантерии лицезреет «каштан» и гласит с Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 кавалерийским акцентом:

- А это что? Старпом - отглажен, с биркой на кармашке, стройный от напряжения:

- Это «каштан» - наша боевая трансляция.

- Да? Любопытно, как это действует?

- А вот, - старпом, как фокусник, щелкает переключателем. - Восьмой!

- Есть, восьмой Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9! - доносится из «каштана».

- Вот так, - гласит старпом, приводя все в начальное, - можно гласить с хоть каким отсеком.

- Да? Любопытно, - генерал тянется к «каштану». - А можно мне?

- Пожалуйста.

Генерал включает и - внезапно Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 тонко, лаского, постариковски, с дрожью козлиной:

- Во-сь-мой... во-сь-мой...

- Есть, восьмой!

- А можно с вами побеседовать? Молчание. Позже глас командира восьмого отсека:

- Ну, гласи... родимый... если для тебя делать Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 нех... уя...

- Что это у вас? - генерал оторопел, он неискусно крутит головой и таращится.

Старпом сконфужен и грезит добраться до восьмого; поборов внутри себя это желание, он мямлит:

- Вы осознаете, товарищ генерал... боевая Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 трансляция... командные слова... словом, он вас не поняя. Нужно вот так, - старпом резко наклоняется к «каштану», по дороге открывает рот - на данный момент загрызет:

- Вась-мой!!! Вась-мой!!!

- Есть, восьмой Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9!

- Поближе к «каштану»!

- Есть, поближе к «каштану», есть, восьмой!

- Вот так, товарищ генерал!

Генералы исчезают, время обедать, по отсекам расслабление, хохот; командиры отсеков собраны в четвертом на разбор, все уже знают - толкают командира восьмого Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9: «Он ему гласит: разрешите с вами побеседовать, а этот ему: ну, гласи, родимый... у старпома аж матка чуть ли не вывалилась, готовься, крови будет целое ведро, яйцекладку выкрутит наизнанку». - «А Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 я чо? Я ничо, «есть, так точно, дурачина!»
Кумжа
Кумжа - это учение, на котором генералы академии Генштаба знакомятся с подводными лодками. В определенной базе для их выстраивают все проекты лодочек. Корабли покрашены, светятся Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 кузбаслаком, снутри, после недельной повальной приборки, - тишь, крыс нет, по отсекам расставлены командиры отсеков в новеньком белье, перепоясаны со всех боков ПДУ, в новых тапочках, все стрижены, остальной личный состав увезен в доф Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, где им демонстрируют кино.

Генералы гурьбой, переговариваясь, возникают у входной шахты лючка. 1-ый из их начинает спускаться вовнутрь. Заместо того чтоб оборотиться к поручням лицом, он поворачивается задом. Полез. Локти Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 во что-то по дороге втыкаются, и генерал застывает с вывернутыми руками.

- Васька! - веселятся стоящие над ним генералы. - Это для тебя не танк, едремьть, здесь соображать нужно! В центральном посту трап Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, ведущий вниз, пологий, и по нему сходят, что именуется, «лицом вперед». Потоптавшись перед трапом, генерал Васька поворачивается (он уже научен) и сползает по нему спиной, отмечая генеральской ногой каждую ступень.

- Васька! - кричат ему снова Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 генералы, которым после «Васьки» успевают разъяснить, как необходимо сходить по трапу. - Это ж не танк, едремьть, здесь мыслить нужно! Генералам дают провожатого, но снутри лодки все они равно умудряются расползтись по отсекам и Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 потеряться.

- Простите... а где у вас здесь выход?

- По трапу вниз и далее прямо.

- Спасибо, - гласит генерал, делает все, как произнесли, и попадает в безлюдный трюм.

- Эй! - доносится оттуда Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9. - Товарищи!

В первом отсеке генералы проходят мимо торпедиста - командира отсека. Последний генерал задерживается и голодно глядит на ПДУ командира отсека.

- Какая увлекательная фляжка.

- Это ПДУ - портативное дыхательное устройство, созданное для критической изоляции органов Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 дыхания от вредного воздействия наружной среды при пожарах! - быстро старается командир отсека.

- А-а-а... - гласит генерал. - Ты смотри... - И лицезреет сандали: на сандалях осторожные дырочки: - Дырки сами делаете? Торпедист поначалу не соображает Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, но позже до него доходит:

- Дырки?... ах, это... нет, так выдают. В последующей группе проходящих генералов каждый генерал с любопытством глядит на «фляжку» - у генералов все мысли однообразные, последний задерживается и спрашивает Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9:

- Это фляжка? Быстро:

- Это портативное дыхательное устройство! - произнесено так стремительно, практически истерично, что генерал половину не усваивает, но кивает он понимающе - «А-а-а...» - взор на сандали:

- Дырки сами делаете? Лихо Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 и молодцевато:

- Так выдают!

До последующей группы торпедист успевает перемигнуться с командиром второго отсека: «Вот козлы, а? !» Подходит 3-я группа, последний в группе генерал обращается к торпедисту:

- Какая увлекательная фляжка. На торпедиста нападает смехунчик Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, другими словами с полным ртом хохота, дрожа веками, пузырясь ртом, он пробует сдержаться, у него выкатываются глаза, из него вываливаются какие-то звуки, все это, вероятнее всего, от нервишек. Генерал изумлен, он Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 приглядывается к торпедисту. Тот:

- Эт-т-а-ды-ха-те-ль-но-я-ус-тр-ой-ст-во!

- Ты смотри, - генерал с опаской пристально глядит, и здесь взор его случаем попадает на Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 сандали, генерал оживляется:

- Дырки сами делаете? Ти-та-ни-чес-кие усилия по приведению морды в порядок (ведь на данный момент впердолят так, что шейку не повернешь), в очах слезы:

- Т Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9-та-ак в-вы-вы-да-ют! Генерал сочувственно:

- Вы заикаетесь? Резвый кивок, пока не выпало.

В ракетный отсек попадают не все, а только самые любознательные. Командир отсека, капитал третьего Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 ранга Сова (пятнадцать лет в должности), застегнут по горло (от старости у него шейки нет), разъясняет генералу, что у него в заведовании шестнадцать баллистических ракет. Генерал с почтением:

- О вас, наверняка, генеральный Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 секретарь знает? (У генерала на позиции только три ракеты, а здесь - шестнадцать.)

- Что вы! - гласит Сова. - Меня даже флагманский путает. Скоро генералы Сове надоели - заморили совсем, - и перед еще одним генералом он ни с Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 того ни с этого сгибается напополам.

- Что с вами? - отпрыгивает генерал.

- Радикулит... зараза... товарищ генерал...

- Что вы! - суетится генерал. - Присядьте! У Совы все натурально - слезы, хрипы; он заходит в роль Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, станет, перекашивается, его уводят, осторожно сажают, оставляют 1-го. Когда никого не остается рядом, Сова кротко вздыхает, скачком расстегивает ворот и, прислоиившись к стенке, закатив глаза, гласит с чувством: «Ну, задолбали!» - после этого Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 он засыпает.

Генерал от инфантерии лицезреет «каштан» и гласит с кавалерийским акцентом:

- А это что? Старпом - отглажен, с биркой на кармашке, стройный от напряжения:

- Это «каштан» - наша боевая трансляция.

- Да? Любопытно, как это действует Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9?

- А вот, - старпом, как фокусник, щелкает переключателем. - Восьмой!

- Есть, восьмой! - доносится из «каштана».

- Вот так, - гласит старпом, приводя все в начальное, - можно гласить с хоть каким отсеком.

- Да? Любопытно, - генерал тянется к «каштану Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9». - А можно мне?

- Пожалуйста.

Генерал включает и - внезапно тонко, лаского, постариковски, с дрожью козлиной:

- Во-сь-мой... во-сь-мой...

- Есть, восьмой!

- А можно с вами побеседовать? Молчание. Позже глас командира восьмого Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 отсека:

- Ну, гласи... родимый... если для тебя делать нех... уя...

- Что это у вас? - генерал оторопел, он неискусно крутит головой и таращится.

Старпом сконфужен и грезит добраться до восьмого; поборов Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 внутри себя это желание, он мямлит:

- Вы осознаете, товарищ генерал... боевая трансляция... командные слова... словом, он вас не поняя. Нужно вот так, - старпом резко наклоняется к «каштану», по дороге открывает рот - на данный момент Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 загрызет:

- Вась-мой!!! Вась-мой!!!

- Есть, восьмой!

- Поближе к «каштану»!

- Есть, поближе к «каштану», есть, восьмой!

- Вот так, товарищ генерал!

Генералы исчезают, время обедать, по отсекам расслабление, хохот; командиры отсеков Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 собраны в четвертом на разбор, все уже знают - толкают командира восьмого: «Он ему гласит: разрешите с вами побеседовать, а этот ему: ну, гласи, родимый... у старпома аж матка чуть ли не вывалилась Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, готовься, крови будет целое ведро, яйцекладку выкрутит наизнанку». - «А я чо? Я ничо, «есть, так точно, дурачина!»
РБН
Город С. - город встреч. Подводная лодка в створе.

- Взят пеленг на РБН столько-то Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 градусов, - штурман потирает руки и сосет воздух. Офицеры в приподнятом настроении. РБН - это ресторан «Белые ночи». Офицерский ресторан. Там все расписано: и столы, и дамы. Рядом с РБН-ом 2-мя красноватыми огнями пылает вешка Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9. При заходе в порт на нее берут пеленг. РБН - это флотская отдушина. В нем тот небольшой винтик, которым крепится весь флотский механизм, сам собой развинчивается и, упав, пропадает посреди стульев и Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 тел. В РБНе есть и свои «путеводители» - старожилы, понимающие каждый уголок. У их сосущие лица.

- Кто это?

- Черненькая? Это Надежда. 20 6 лет, разведена, ребенок, квартира.

- А эта?

- Танечка. Не плохая девченка. 20 восемь, свободна, и Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 квартира есть. Тут бывает каждый четверг.

- Почему?

- Рыбный денек. Ловит рыбу. ...Лодка ошвартована. Первыми в город сойдут: комдив - он был старшим на борту, и его верный оруженосец - флагманский по Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 живучести. Они пойдут в РБН. Фонари, светофоры, деревья, автобусы, дамы - все это обрушивается на подводника, привыкшего к безмолвию, пирсу и металлическому хвосту собственной старушки. На него падают звуки и голоса. Он, как прошлый слепой, лицезреет Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 то, что другие уже издавна не лицезреют. Он идет посреди людей, улыбаясь ухмылкой блаженного. Он придет в РБН. Его здесь издавна ожидают.

- Проходите, - швейцар расталкивает «шушеру» у входа и Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 втягивает офицера, - ваш столик заказан.

- А ну, вспять! - пихает швейцар «шушеру» в грудь. Офицер - самый стойкий хахаль. В ресторане до 23 часов, обалдев от свободы, он пьет и танцует, показывая здоровье. Позже он берет Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 вино и даму и идет к ней, где тоже пьет и танцует до 4 утра, показывая здоровье. С 4 до 5 он охмуряет даму. В 5 с четвертью она его спрашивает: «Ты за этим пришел Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9?» - после этого его берет оторопь, и она ему отдается, а в 6 30 он уже едет в автобусе на службу и чертит по дороге треки лбом по стеклу.

- Раз-бу-ди... ме-ня... - гласит Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 он собрату, совершенно издыхая, - я посплю только... 20 минут... а позже... мы пойдем... в РБН... - и затих. Он лежит, как мертвый, с мраморным лицом и полуоткрытыми очами. И собрат будит его. Раздаются ужасные стоны. Стоя на Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 четвереньках, он пробует встать. Встал. Пошел. Сам пошел. Под душ. После душа он готов в РБН...

Я бы поставил им монумент: гигантскую трехгранную стелу, уходящую ввысь. К ней не скончался бы дамский Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 поток городка С. Флагман и комдив уже посиживают в РБНе. Они уже выпили столько, сколько не способен испить обыденный человек. Когда оркестр уходит на перерыв, флагман выползает на сцену Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, берет гитару и поет:

- О-ч-и ч-е-р-н-ы-е...

- Браво! - орет комдив. - Снимаю ранее наложенное взыскание! - Он уже лицезреет только тот предмет, который движется. Рядом с ним оказывается Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9 дама в декольте. В декольте аккуратненько упакован устрашающий бюст. Бюст движется, и комдив его лицезреет. Бюст зачаровывает.

- Маша, - дама сообразила, что пора знакомиться.

- Ви-тя, - тянет комдив, уставившись в бюст, - ой, какие документы Александр Покровский. «Расстрелять!» - страница 9, - гласит он бюсту, падает в него носом и, присосавшись, протяжно целует со звуком.


aleksandr-mashkov-istoriya-o-propushennih-glavah-stranica-2.html
aleksandr-men-sin-chelovecheskij-11-glava.html
aleksandr-men-sin-chelovecheskij-19-glava.html