Александра Чичканова. Размазня

Александра Чичканова.


Размазня.


ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ.


Широкий и жёлт вечерний свет,

Нежна апрельская прохлада.

Ты запоздал на много лет,

Но всё-таки для тебя я рада.

А.Ахматова.

Действующие лица.


Мужик Александра Чичканова. Размазня (он же Виктор) - 42 года


Юноша (он же Андрей) - 20 лет


Мария – 44 года


Анна – женщина Андрея, 18 лет


Игорь – 25 лет


Оля – женщина Игоря, 20 лет


Сцена 1-ая.


Как суметь, как вдруг оказаться в один момент там, где охото для тебя. Вдруг вспомнить Александра Чичканова. Размазня место то, которое на фото этой. Вдруг вспомнить тот запах, тепло ощутить. Я стану собирать мемуары свои, я положу их в большой древесный сундук и закрою на старенькый замок заржавелый. Я буду открывать его Александра Чичканова. Размазня, когда вдруг вспомню белоснежные шторки на окне моём, в поезде этом. Я буду вдыхать мысли и желания, я буду опять дотрагиваться к этому, только очами, только одним взором.


Гостиничный номер. Две кровати, тумбочки Александра Чичканова. Размазня, телек, радио на стенке. Юноша

стоит «на пороге», дверь открыта. Юноша в трусах - семейниках, жуёт жвачку.

Мужик стоит в коридоре, в дверцах. Он в джинсовом костюмчике, на плече спортивная сумка.


Юноша Александра Чичканова. Размазня. Да поймите вы, дядя. Мне компания этот номер весь оплатила. Я здесь как повелитель, я здесь два денька жить должен. Один. Это не ясно вам? Мне что делать? У меня работа ответственная Александра Чичканова. Размазня. Я отдохнуть должен. А вы здесь мешаете, задерживаете вообще.


Мужик. Ты усвой, и я усвою. Я ведь дядя уже, как говоришь. Куда мне идти-то? Вечер, видишь. Днем я уезжаю Александра Чичканова. Размазня. Поезд у меня. С пересадкой. Ясно? Не было других поездов. Билеты были, да кончились все. Они здесь нездоровые, ремонт летом делать. Практически что аж 70 процентов под ремонтов у их. Нет номеров, ясно для тебя? Заняты Александра Чичканова. Размазня все. В одном супруг с супругой, в другом мама с дочерью. И одноместные. К кому мне пойти? Понизу порекомендовали к для тебя обратиться.


Юноша. Я вам хоспис, что ли? Рука помощи Александра Чичканова. Размазня? Не в русском союзе уже. Всё не привыкли, дядя? Мир катится в хаос. Никто не помогает друг дружке. Смысла нет.


Мужик. Я б на вокзал пошёл, мне всё равно где Александра Чичканова. Размазня. Но вокзал в одиннадцать, в 20 три ноль-ноль запирается. Это не город. Это пересадочный пункт без критерий.


Юноша. Мне всё равно, честно говоря. Я не мешаю никому. Мне никто. Какой смысл во всём Александра Чичканова. Размазня этом? Растолкуйте хоть вы мне. Спрашивал у всех прогуливался, ответа не знают, а всё требуют только.


Мужик. Я заплачу. Ты задумывалась, так я? Нет. За койко-место отдам, как полагается всё. По Александра Чичканова. Размазня-честному. Для тебя отдам. Хочешь? Им не нужно. Упросил я. Им за два заплатили. Для тебя же выгода. Чё посиживать здесь, телек не робит, не знал? Здесь всё для красы. Городок мизер просто. Ничё Александра Чичканова. Размазня нету. Здесь рыба неподалеку, только выловили и засушили. Съешь, подобреешь, может. Я сбегал бы. И пиво здесь, нефильтрованное. У себя не найдёшь такового. Согласен, нет? Принесу, накрою. Как полагается. По высокому уровню Александра Чичканова. Размазня. С рестораном не различишь даже.


Юноша проходит в номер, садится на кровать. Берёт некий журнальчик.


Юноша. (Не глядя на мужчину.) Если нефильтрованное только если. А так – не нужно.


^ Сцена Александра Чичканова. Размазня 2-ая.


Тот же гостиничный номер. Две кровати, тумбочки, телек, радио. За столом посиживают двое – Юноша и Мужик. Едят рыбу, пьют пиво.


Юноша. Я не особо люблю, солёная очень, хотя смачная, естественно, здесь под рукою Александра Чичканова. Размазня река, лови - не желаю, нам бы так в городке, а то что - один пруд, и тот – загажен. Позже всю ночь, понимаете, пить охото, а нам из-под крана придётся, бар до 12-ти, закрыт Александра Чичканова. Размазня уже.


Мужик. Я ранее тоже, гласил без умолку, прозвище – Говорухин было. Позже этот, ну, политик таковой, тоже Говорухин, приятно как никак. А так у меня – обычная российская – Сидельников, от Александра Чичканова. Размазня слова – посиживать. Ну, я и посиживал, отсидел своё, 20 лет на заводе. (Смеётся.)

Я для тебя так, Андрей, скажу, если нет подвязок – всю жизнь в долгах будешь, перебиваться, а не жить. А если Александра Чичканова. Размазня подвязки есть – в кутузку тогда сядешь.


Юноша. Для чего соли столько, для веса, что ли.


Идёт в ванну, включает кран, моет рыбу. Ест. Вдруг соскочил. Вытряхивает ранец. Содержимое падает на кровать, на пол. Юноша Александра Чичканова. Размазня роется, отыскивает что-то. Резко закидывает всё вспять, подходит к тумбочке, достаёт ножик.


Юноша. Это то, что от отца осталось. Он ушёл от нас, когда меня и на свете не было. Задумывался, просрал Александра Чичканова. Размазня кое-где. Мама не простила бы. Позже мозги трепала бы - для чего взял, хлеб в поезде можно и руками отломать, а колбасу чё резать, кусать нужно.


Мужик. Такие в Александра Чичканова. Размазня моё время на каждом углу продавали. Типовой экземпляр именуется. Ножик «Охотничий». Стоимость 5 рублей 30 копеек. И ещё совет – до 30 не увлекайся очень и не женись. Я как муравей прожил, всю схему просёк эту. У их там Александра Чичканова. Размазня схемы такие, нам и не снилось, нам и не придумать, не додуматься никогда, а им что, они каждый денек так. Верная организация жизни у их. Счастливы все.


^ Юноша. Ну Александра Чичканова. Размазня, а мы что, мы тоже счастливы, пьём вот, рыбу кушаем, куда счастливее-то? (У Парня зазвонил телефон.) Да, мамочка… Естественно… Нет, неплохой оказался, Виктором зовут… Сидим, телек смотрим… Да, завтра, встречать не нужно, не небольшой Александра Чичканова. Размазня… И для тебя размеренной.


Тишь. Мужик открывает еще одну бутылку пива. Пьёт.


Мужик. Любишь? (Юноша кивает.) И я свою, представляешь, до сего времени, хотя вон какой уж, старенький стал Александра Чичканова. Размазня. Отец мой в 45 помер и дед тоже. Скоро и я помру, наверняка.


Юноша. Ну что вы, помирать ни к чему, на данный момент столько всего увлекательного, каждый денек какое-нибудь новое открытие в мире Александра Чичканова. Размазня происходит, учёные уже из людей киборгов делают, фактически хоть какой мёртвый орган при помощи компьютера вернуть могут. Правда, это исключительно в Америке пока. Ну, туда ведь и поехать, если что, можно. Снова Александра Чичканова. Размазня же – нанотехнологии…


Мужик. Человек не от заболеваний погибает, не от вирусов, а когда снутри жжёт повсевременно что-то. Я уж и пить пробовал, не помогает. Книги стал читать различные, которые в Александра Чичканова. Размазня юности мимо прошли, не так давно «Дон Кихота» прочел. Там, понимаешь, свобода такая, возжелал он – сделал для себя шлем, копьё выстругал, и путешествовать поехал. Сущность не в этом даже. А в том, что он Александра Чичканова. Размазня верует в то, что рыцарь он, что есть замки, снадобья чудесные.


^ Юноша. (Смеётся.) Это притча. Фантастика. Выдумка создателя, одним словом. Нельзя веровать в это!


Мужик. Я понимаю, что все одиноки, что Александра Чичканова. Размазня это так от природы, но жжёт всё равно. Понимаешь, я что сообразил, что каждый одинок на самом деле, каждый отыскивает для себя отдушину, игру, играя в которую становится не так Александра Чичканова. Размазня скучновато и пусто – кто-то семью заводит, деток, собаку кто-то, компьютер, кто-то работает утром до ночи. А я бы желал быть одиноким, не выдумывать для себя ничего и быть счастливым. Как сделать так Александра Чичканова. Размазня, не знаешь?


Юноша. Может, это и отлично, может, это и есть самое главное, самое правильное для человека – по гостиницам жить, как я вот, не имеешь ничего, ни по кому не скучаешь, ни Александра Чичканова. Размазня с кем расставаться не жаль. Есть в этом – обилие, смена обстановки, так сказать.


Мужик. Я вот работаю, тружусь. Отпуск 1-ый раз за 5 лет взял. Так как не желал отдыхать, не требовалось. Понимаешь Александра Чичканова. Размазня? Поехал отпрыска повидать. В первый раз. Таковой вот я отец неплохой. Как-то и самому не хотелось, ну и мама его, тоже, хороша, 5 годов назад написала, когда ему 16 исполнилось. Забавная такая Александра Чичканова. Размазня. Только, гласит, не приезжай, ни к чему это. А на данный момент чего-то не спится ночами. С одной идеей в голове просыпаюсь. Растёт там для себя. Уже институт окончил Александра Чичканова. Размазня. Даже фото ни одной не лицезрел, мама его не желает высылать, опасается, что сделаю чего-нибудть по фотке… дурочка…


Юноша. Я считаю, не честно это. Вот если юноша живойёт и он нифига Александра Чичканова. Размазня вообщем не достигнул, не выучился, средств у него нет, бухает пиво на улицах либо девка тоже такая же. Но если у их ребёнок есть, родили по юности ещё, тогда все их уважают, льготы Александра Чичканова. Размазня им всякие, помощь. А дело-то нехитрое, родил и всё здесь. Я вот тоже без отца вырос. И ничего. Я даже не обижаюсь на него нисколечко. Ребёнка родить просто. Это ж к чему Александра Чичканова. Размазня привык. У меня не было отца, мне и не нужно. Я не знал, что же все-таки это такое есть по сути за явление. Не знал и не желал. Вот если б он Александра Чичканова. Размазня пожить успел с нами и позже ушёл, тогда бы, я думаю, расстроился.


Мужик глядит через стекло стакана на колоритную лампу, улыбается.


Юноша. В школе, правда, глумились, дескать, заступиться некоторому, можно всё. Но Александра Чичканова. Размазня у меня и мать глобальная, и сам я – с директором задружился, маленьким ещё, позже всё время неудачи не знал.


Мужик. Нет, без отца хреново, я для тебя так скажу. Без отца ты Александра Чичканова. Размазня никто, ты размазня, ты ничтожество. Ты за себя никогда заступиться не сможешь.


^ Юноша. Вы чего несёте? Спать давайте. Ложиться пора.


Мужик. Андрей, да я серьёзно же. Я понимаю, что отпрыск мой Александра Чичканова. Размазня – он размазнёй вырос, маменькиным сынком, понимаю, потому пищу к ним, чтоб узреть его и, может, чего-нибудть ещё поменять успеть.


Юноша. Полжизни прошло у него. Ты кого поменять собрался? Ты на себя Александра Чичканова. Размазня взгляни. Думаешь, таковой, как ты, что-то поменять, поменять сумеет? Да ты ему всю жизнь испоганил. Знаешь, какое западло, когда тебя попрекают во всём, что, дескать, раз отца нет, означает, ты таковой козёл Александра Чичканова. Размазня и растёшь. Естественно, молвят, безотцовщина, кто ему покажет, как следует делать, кто разуму обучит? Некоторому. С ним и дружить в облом всем, нет энтузиазма. Ты понимаешь это?


Мужик. Раз-маз-ня. Одни Александра Чичканова. Размазня дискуссии прекрасные гласить умеешь. И мой таковой же, наверняка. Приеду, посмотрю. А он обрадуется, произнесет, как длительно, па-па, я тебя ожидал, как я желал узреть тебя, как желал просидеть весь вечер Александра Чичканова. Размазня за столом, друг против друга при свете нашего с матерью торшера, как желал всё-всё поведать для тебя…па-па, па-па…


Юноша берёт со стола ножик. Замахивается.


Юноша. Лицезрел Александра Чичканова. Размазня? Кто я – размазня? Нет, это ты размазня, ты, это ты ничтожество, даже животные признают деток собственных, выкармливают, а ты, ты никто.


Юноша кидает ножик на пол. Он практически к дверям улетает.


Мужик. Размазня, видишь Александра Чичканова. Размазня. Ничтожество. Без отца так и бывает обычно. Конкретно такими и вырастают детки, мужчины в особенности. В зеркало взгляни.


Юноша хватает Мужчину за плечи, трясёт. Позже очень пинает коленом в животик Александра Чичканова. Размазня. Мужик падает на колени.


Мужик. Андрей, ты чего. Я же для тебя правду говорю. Кто для тебя ещё произнесет? Кто? Все накалывают, прекрасные слова только, Андрей, для чего ты, не нужно, не уходи Александра Чичканова. Размазня, Андрей. Послушай. Я ещё не всё сказал для тебя.


Юноша стремительно собирает вещи, удирает из номера.


Сцена 3-я.


По ту сторону окна - дома, высотки, куча гаражей и стальная дорога, где денек и ночь Александра Чичканова. Размазня прогуливаются только грузовые поезда – карие, жёлтые, зелёные, прямоугольные и округлые вагоны с номерами и надписями того, что они везут. Показываются из-за поворота, проезжают с грохотом и растворяются навечно. Впереди состава посиживает Александра Чичканова. Размазня машинист, который везёт за собой череду вагонов, который всякий раз лицезреет этот дом, это окно, но который даже не знает, что есть такие люди на свете, люди, которые живут Александра Чичканова. Размазня в этом доме. На горизонте, там, где кончается небо, там облака уходят в лес – две полосы – тёмная и светлая, зелёная и оранжевая, берёзы и сосны. Скрип заржавелых вагонов, шум машин.


^ Мария. Как так, Витенька Александра Чичканова. Размазня? И в милицию не заявил?


Виктор. Да хорошо. Жаль стало. Юный ещё совершенно. С дурочку. Пива напился, по телеку детективы увидел. Что взять с него? Так – неплохой юноша. Не курит даже. Живой Александра Чичканова. Размазня я вроде. В поликлинике тоже, молвят, напиши заявление. Язва у меня. Обострилась. Так ничего. Я ведь и как зовут его - не знаю. Не могу написать. И общались – то, вечер всего Александра Чичканова. Размазня. А как будто – родная душа, как будто знаю я его либо знал. Что-то такое, снутри, гласить с ним хотелось, по душам, прекрасно гласить, не как на работе, с мужчинами, а что Александра Чичканова. Размазня-то актуальное, принципиальное очень.


^ Мария. Я бы тебя и не выяснила на улице. Поменялся. Пьёшь, что ли?


Виктор. Нет, вроде. Забыла? Я ж за станком всю жизнь. Чтобы руки тряслись – нельзя это. Уволят Александра Чичканова. Размазня напрочь сходу.


^ Мария. Витя Сидельников – токарь первого разряда. (Смеётся.) «Мечта хоть какой девушки», стенгазету помнишь? Кто-то приписал под твоей фото? Как ты живойёшь, Витя?


^ Виктор. А не ты написала разве это Александра Чичканова. Размазня?


Мария. Я смеялась громче всех над тобой тогда. Один раз в жизни. Когда ты подошёл к стене и увидел надпись. Ты тогда таковой забавнй был. Неловкий. Вечно губки обветрены, брюки недлинные. Тогда Александра Чичканова. Размазня я и заметила тебя, глаз положила, как говорится у нас, у дам с завода. Для чего мне писать?


^ Виктор. (Вздыхает). Отлично живу. Один. Не холостяк, нет. Встречаюсь время от времени с Александра Чичканова. Размазня кем-то. Для актуального тонуса, так сказать. Для общего укрепления организма. Докторы советуют даже. Стакан вина перед сном и всё с ним нижеследующее. (Смеётся).


^ Мария. Андрюша в командировку ездил, денька три вспять возвратился. Гуляет Александра Чичканова. Размазня кое-где, выходной. Ночевать не оставлю. Извини.


Виктор. А у меня дома газета лежит эта. Висит другими словами… Как тогда, там, на стене, в прихожей только. Как зайдёшь – всякий раз Александра Чичканова. Размазня смотришь. И почерк на твой похож. Приеду, сниму непременно и выкину либо нет – отдам в музей боевой и трудовой славы завода нашего славного. Посылку вышлю для тебя, отнесёшь. Прямо так – с надписью. ( Молчание.) Задумывался Александра Чичканова. Размазня, ты съехала.


Мария. А я здесь как здесь. Не двинулась даже. Хотя, нет, начальником участка сделалась на заводе нашем. За юными присматриваю. На путь ставлю их настоящий. И по профессии помогаю. Сижу Александра Чичканова. Размазня на одном месте 20 лет. И ничего, веселит. Я сообразила, что для неких скучновато жить, если нет перемен, а для других, как для меня, к примеру, в этом и есть счастье, в том, чтоб Александра Чичканова. Размазня не рыпаться, не выгадывать, не суетиться, а жить просто. Сестра моя, помнишь? Ездила вот всё, весь альянс объездила и возвратилась – гласит, сообразила, что не её это. Отлично хоть сообразила, а не провела Александра Чичканова. Размазня жизнь, так и не осознав главное. А главное – осознать, чего ты хочешь, как хочешь ты прожить. И не жалеть ни о чём. Я вот о для тебя не жалею Александра Чичканова. Размазня.


Виктор. Ну да, тут отлично. Я, знаешь, 1-ое время заснуть не мог. Окна у меня во двор выходят, тишь, гробовая такая, знаешь, когда лежишь и слушаешь её, тишину, когда в голове звенит. И Александра Чичканова. Размазня тебя нет рядом.


Мария. Забавно. А я отлично сплю, кажется. Хотя шум таковой, телек заглушает время от времени. И пульт сломался. Приходится всё глядеть кусками и по половине. Не слышно. А вставать Александра Чичканова. Размазня лень. (Смеётся.)


^ Виктор. Счастливая. Неплохой сон-признак здоровья.


Мария. А здоровье – признак богатства. (Снова смеётся.) Может, чай? Либо кофе? Либо что-то такое, в этом роде?


^ Виктор. Предложить чай – это признак почтения Александра Чичканова. Размазня, так?


Мария. А согласиться – это, ведь знаешь, тоже признак почтения.


Пьют чай, Виктор смущается, глядит в окно, поезда с грохотом тормозят на поворотах, звенят всеми «телами» своими.


Виктор. А помнишь, когда я был Александра Чичканова. Размазня в армии, ты вдруг написала мне – Я заберу тебя и увезу, куда захочешь, если ты только пожелаешь этого. Это неправда?


^ Мария. Для тебя же было плохо, сам написал, лупили тебя Александра Чичканова. Размазня, что ли. Я написала тогда то, что ты желал услышать от меня.


Виктор. Но это некорректно. Так нельзя. Нужно писать и гласить только правду. Тебя разве не учили, не обучили в детстве?


Мария. Правильными Александра Чичканова. Размазня могут быть только геометрические фигуры, чертежи домов, мосты через реку, столбы около жд полотна, вагоны поездов, ответы в математических задачках. А человек – он непредсказуем и неправилен на самом деле собственной. Нет правильного ничего Александра Чичканова. Размазня, нет правильных людей. Правила выдумали те, кого уже издавна нету на свете.


^ Виктор. А поехали куда-нибудь? Совместно? Вдвоём? Куда-нибудь далековато, на самый край света?


Мария. А разве Александра Чичканова. Размазня тут для тебя не край? Вон, взгляни в окно – видишь две полосы? Видишь горизонт, который завершается прямо на их? Берёзы и сосны? И так уже много-много лет. Время от времени, кажется, что Александра Чичканова. Размазня край – он всюду, где я нахожусь.


^ Виктор. Но там далее есть что-то. Просто ты не лицезрела и не знаешь.


Мария. Этого не лицезрел никто. И не увидит. Туда не пойдёт Александра Чичканова. Размазня ни один человек. Так как то, что всех поближе – оно всего больше и неинтересно.


Виктор. Отлично, а тогда давай продадим всё – ты чего-нибудть, а я свою квартиру и поедем на необитаемый полуостров Александра Чичканова. Размазня. И будем там совершенно одни.


^ Мария. Ага, а позже придёт Пятница и съест нас. (Смеётся.) Ты ж даже костёр разжечь не сможешь. С тобой там неинтересно. Я шла одна вечерком, приехала Александра Чичканова. Размазня в горд, в область, к подруге собственной, школьной, шла мимо прекрасных вывесок от магазинов, мимо огоньков, развешенных практически на каждом заведении. Вот сияет вывеска престижного ресторана. Я могла бы зайти туда, у меня Александра Чичканова. Размазня хватило бы средств, только как я могу осознать тех людей, которые посиживают, которые обожают быть там, для чего мне эти прекрасные тарелки, официанты эти? Я никогда не буду счастлива там. Я нахожусь Александра Чичканова. Размазня не в том мире, не в том времени, я не ощущаю того, что происходит вокруг, что мир изменяется со скоростью света. Сносят старенькые дома, и я уже вижу огоньки большого крана, стенки Александра Чичканова. Размазня нового дома, я поднимаю глаза куда-то далековато ввысь, у меня кружится голова. Совершенно рядом стоит древний двуэтажный дом, его нельзя сносить, он монумент и он почему-либо продаётся. И я знаю, что это Александра Чичканова. Размазня должен быть мой дом. Был когда-то. Но под ногами фигурная плитка, ей нет конца, от неё тоже кружится голова и темнеет в очах. Всё в современном мире ведёт к Александра Чичканова. Размазня моему и твоему сумасшествию. Возрастает количество этажей на домах, количество инфы, но миниатюризируется жизнь.


^ Виктор. Это к чему ты?


Мария. Когда хочешь, чтоб была ночь, всегда бывает денек, когда хочешь, чтоб Александра Чичканова. Размазня было лето, то непременно – зима. Всё всегда не так и не впору. Я ожидала тебя 20 лет. Повсевременно задумывалась – а вдруг приедет, а вдруг всё получится, и всё поновой пойдёт. Вдруг мне не придётся посиживать одной Александра Чичканова. Размазня и слушать поезда эти? Ты приехал, но очень поздно. Я не жду тебя. Мне надоело.


Виктор. Послушай, у меня такое чувство, такое чувство, что это не ты мне говоришь, как Александра Чичканова. Размазня будто когда-то я знал совершенно другого человека. И это не из-за того, что я тебя так издавна не лицезрел. Нет. Ты другая стала. Совершенно другая.


^ Мария. Не нравится – не Александра Чичканова. Размазня пей мой чай тогда. Не пей. Не сиди здесь. Уходи.


Виктор. (Улыбается.) Такая же. Нравится. Почему не произнесла сходу, что отпрыск у нас с тобой есть? Не осознать видно.


Мария. Так как совершенно Александра Чичканова. Размазня незачем это было тогда. Ни для тебя. Ни мне. Ты юный. Ну, жил бы со мной, как в муке, так как, дескать, должен, должен жениться на мне. Из-за этого было надо Александра Чичканова. Размазня написать? А я бы страдала, на тебя смотря. Так как я никогда и никого в жизни ни к чему не заставляла и заставлять не желаю.


^ Виктор. А если б вдруг мне Александра Чичканова. Размазня понравилось. И мы бы с тобой счастливо все эти годы прожили. А? Об этом не думала ты?


Мария. Желала отпрыска я. Никто больше. Ты произнес, запамятовал, что ли, аборт сделать? Мама – без супруга Александра Чичканова. Размазня не пущу в дом с ребёнком, подруги отговаривали. Только брат поглядел так серьёзно на меня и произнес – решай сама, жизнь твоя, даже соваться не стану. Сейчас вот Андрюша у меня. Спасибо, Господи Александра Чичканова. Размазня, что не послушала тогда никого, что только сердечко своё. А ты говоришь – напиши. Нам и одним хорошо было. И есть, другими словами.


Виктор. Знаешь, я ведь пятнадцать лет в поездах не ездил, я сообразил Александра Чичканова. Размазня, что мне охото выходить из поезда на каждой остановке, у каждого места прекрасного. Выходить и жить там. Жить каждую секунду жизни. Не пропуская ни – че - го.


^ Сцена четвёртая.


Стемнело Александра Чичканова. Размазня. Виктор и Мария посиживают за столом, на кухне. Светит торшер.


Мария. Что за гостиница?


Виктор. Да здесь, рядом, наиблежайшая. «Берёзка», что ли, именуется.


^ Мария. Ага. Есть такая. Ты смотри. Там до 12-ти пускают.


Виктор Александра Чичканова. Размазня. Да мне нужно, понимаешь. Мне ж уже послезавтра на работу тащиться. Билет купил на завтрашний день. Я его дождусь непременно.


^ Мария. Нужно. Столько лет не нужно, а сейчас нужно. Пригодились. К Александра Чичканова. Размазня чему бы это? Может, землетрясение ожидается? Не слышал прогнозов?


Виктор. Перестань ты.


Мария. Я то что? Я сама беспокоюсь.


Входная дверь раскрывается. Входит Андрей и Анна. О чём-то шепчутся, смеются. Проходят в Александра Чичканова. Размазня комнату.


Мария. Отпрыск, это ты пришёл? Чего прячешься? Не один, что ли?


Андрей. (Из комнаты.) Мам, давай завтра побеседуем. А? Утомился я, понимаешь. Язык – и тот не шевелится.


Мария. Выйди Александра Чичканова. Размазня на минуту. И покажи с кем пришёл. Всё ж таки не чужие мы с тобой, чтоб ты скрывал от меня кого-либо.


Андрей выходит из комнаты. Входит на кухню. Глядит на Виктора. Позже Александра Чичканова. Размазня на маму. Садится на стул.


Андрей. Вы живой? Живой… Я не задумывался, что может быть это. Это… вы…


Виктор. Как видишь. Живой - здоров. Что станет со мной. Те люди, которые не необходимы никому, когда Александра Чичканова. Размазня не помнят и не обожают их - они и живут подольше всех. Повелось уж так. Если я пойду, поеду и вдруг случаем попаду под машину, она наедет на меня. Если и случится Александра Чичканова. Размазня такое, то, что тогда-тогда пятно это-под заглавием жизнь моя, пятнышко, еле видимое в пространстве, совершенно невидимое в мире. Оно пропадет. Не станет ничего.


^ Андрей. Я извиняюсь. Я не желал. Я Александра Чичканова. Размазня расплачусь с Вами. Поверьте. Я средств заработаю и вышлю вам. Так вышло, простите.


Мария. Здорово, сынок, ты, отца чуток родного не прихрохнул. Отомстил ему, да? Молодец, сынок. Ну даёшь ты Александра Чичканова. Размазня, сынок.


Андрей. Неправда это. Брехня всё. Не может он быть им. Ты гласила – он мечта женщин. Он кто? Он мечта? Его днём увидишь-испугаешься. Не отец он. Нет у меня отца. А зачать хоть Александра Чичканова. Размазня какой может. Ни отец это. Врёшь ты всё. Врёшь.


Виктор. Как по-хорошему задумывался, приехал, подарок вёз для тебя. На книгу средств положить желал. Четыре года откладывал. Знал, что отпрыску. Алименты мои Александра Чичканова. Размазня. А ты так со мной…


^ Мария. (Виктору.) Приобрести для себя счастья хочешь? Оставаться не получится. Чужой ты нам. Чужим пахнешь. Как будто 1-ый раз вижу. Получаешь отлично? А мы 10 лет мыкались, копейки считали Александра Чичканова. Размазня, гречку на воде с растительным маслом ели. И ничего, вон, выросли какие. Не нужен ты нам.


Виктор. Уголовники выросли. На человека с ножиком. Подам на тебя, раз так. Чего терять Александра Чичканова. Размазня мне. Никто не обоснует, что отпрыск ты мне. Я и гласить не стану. Скажу, что нашёл тебя. И в кутузку тебя посадят.


Андрей. Это тебя в кутузку. Нельзя малышей кидать собственных, а Александра Чичканова. Размазня через 20 лет приезжать и средства в нос совать.


Из комнаты выходит Анна. Мария лицезреет её. Открывает рот. Сказать не может ничего. Анна оглядывает всех. Глядит на Марию. Начинает смеяться. Длительно. Скверно.


Анна. Ну, здрасьте Александра Чичканова. Размазня, Мария Степановна. Юное поколение приветствует вас!


^ Мария. (Садится на стул). Ты-то тут как? Это ни денек, нет, это ад некий. Безумный дом, молвят, так нет, там лучше будет, спокойнее, чем Александра Чичканова. Размазня у нас тут. (Ане.) Убирайся отсюда, а, по-хорошему. А то я, сама знаешь куда, позвонить могу. Из квартиры моей вон иди. Столько лет прожила, а такового чуда не видывала Александра Чичканова. Размазня.


Алексей подходит к Анне. Приобнял её. Анна снова смеётся.


Андрей. Нет, мама, извини, ты не лезь в дела наши, я сам уж решу – кого мне приводить сюда и с кем жить. Ты Александра Чичканова. Размазня не закон мне. Я тоже прописан тут, имею полное право на одну вторую жилплощади. Не нравится – изменяться давай. Я не буду с тобой жить вечно.


Анна. Съели, Мария Степановна? Ваша логика устарела Александра Чичканова. Размазня. Не так молодёжь учить нужно, не тому другими словами, соответственно. А Вы всё в светлое будущее верите?


^ Виктор. Ты как говоришь, она кто для тебя?


Анна. А никто, поэтому и говорю так.


Мария. 5 лет её Александра Чичканова. Размазня, с девятого класса, как в училище пошла, всему её обучила, и как за станком работать, и как в жизни вертеться, как жить по-честному. А она такое мне. Стыд на Александра Чичканова. Размазня всю жизнь мне. За что она мне так? За что ты мне? Скажи, раз повстречались, ответь мне. Для чего слушала меня, для чего 5 лет из себя строила?


Анна. За то, что пирогами Александра Чичканова. Размазня смачными, свойскими прикармливала, а то у меня не пекли их, да за голубцы ещё и за чай бесплатный с сахаром. Да, ещё за билеты в кино бесплатные. А больше-то и не Александра Чичканова. Размазня за что было. Всё как у всех. Задумывалась, ты умнее и знаешь больше всех, да нифига подобного. В жизни не так всё. В жизни всем поступаться нужно, перешагивать через всё. Идти для Александра Чичканова. Размазня себя дорогой и не сворачивать.


^ Мария. И малышей собственных подкидывать, как будто они чужие для тебя совершенно. Так, что ли?


Анна. Если жить мешают, то и это не жутко. Испытать в Александра Чичканова. Размазня один прекрасный момент только. Разочек всего. И ничего ужасного не будет.


Андрей подошёл к мамы, глядит на неё. Длительно. Серьёзно.


Андрей. А где сейчас он?


^ Мария. В доме ребёнка либо забрали его Александра Чичканова. Размазня кто. Не знаю я. Моё дело малюсенькое – пристроила и отлично.


Анна. Твоё дело малеханькое. Так и есть. Сиди и помалкивай. А мы с Андрюшей в комнатку пойдём его. Да ведь, Андрюш? И Александра Чичканова. Размазня никто запретить не сумеет.


^ Андрей. Ты совершенно рехнулась? Ты для этого уезжала? Да? Пряталась от меня? Для этого всё?


Анна. Можно поразмыслить, моего ребёнка ожидали здесь. Сам произнес – повременить нужно, мамочка не Александра Чичканова. Размазня поймёт твоя. В 20 лет уже отец. Запамятовал, что ли?


Андрей. Вон убирайся. Из жизни проваливай моей. Строй для себя своё будущее светлое. Без меня строй. Не нужно мне таких. Тебя мне не нужно. Никогда больше Александра Чичканова. Размазня. Нечуткая тварь. Вот ты кто. Если б не мама рядом, я б убил тебя, я б стукнул тебя так, что не встала бы больше.


Анна. А ты так всю жизнь и будешь Александра Чичканова. Размазня с мамочкой собственной жить, за платье держаться её, ходить с ней нога в ногу. И в один денек помрёте. Пирожками подавившись, с капусточкой.


Андрей «кидается» на неё, валит на Александра Чичканова. Размазня пол, бьёт, руками, ногами. Виктор и Мария его оттаскивают, все кричат.


Сцена 5-ая.


Денек. Лето. Колоритное солнце светит в глаза прямо. Ослепляет. Снова очки тёмные дома позабыты. На полке пылятся. Парк. Где Александра Чичканова. Размазня качели задевают небо. И, кажется, можно угодить в облака. Запах сладкой ваты, попкорна, новых надувных шаров, звуки живого оркестра. Из местной филармонии пригласили. Играют полдня на жаре, торчат на сцене. Виктор, Мария, Андрей и Александра Чичканова. Размазня Аня идут по парку. Жмурятся от солнца. Аня ест вату. Андрей её обымает, что шепчет на ухо. Подошли к сцене. Глядят на музыкантов, улыбаются. Совершенно рядом со сценой – «Чёртово колесо». Андрей Александра Чичканова. Размазня купил билеты в окошке кассы, вот уже вчетвером они отдают билеты мужчине в белоснежной прозрачной, «в сеточку», майке, вот они уже садятся на пластмассовые «кресла», вот уже видна крыша сцены, пятнадцать малеханьких музыкантов Александра Чичканова. Размазня с инструментами, зелёные газоны с фиолетовыми цветами, счастливые детки, катающиеся на сверкающих на солнце лошадках. Уже видны крыши близкорасположенных к парку домов и учреждений. Благодаря солнцу ярчайшему всё кажется очень прекрасным Александра Чичканова. Размазня, так как всё поблескивает, переливается, как в игрушке детской, с цветными стёклышками снутри. Вдруг чертово колесо начинает падать, «кресла» вылетают из собственной оси, люди летят в воздухе, музыканты глядят ввысь, но Александра Чичканова. Размазня продолжают играть, как будто и не случилось ничего.


^ Сцена шестая.


Ночь. Поезда ещё слышнее. Так грохочут, что телек не слышно. Приходится делать громче, тем, нарушая тишину ночную.

Когда проходит поезд, запирается переезд. И все машины Александра Чичканова. Размазня стоят рядом с жд полотном и глядят, глядят на вагоны, считают их либо просто задумываются. О чём-то. О чём-то своём. О чём-то таком, о чём можно Александра Чичканова. Размазня поразмыслить в протяжении целого состава. Позже снова. Сцепление, газ, передачи. Дорога, дом, завтрак, ужин, работа. И снова ничего нет. Нет мыслей. Снова до последующего шлагбаума, запрещающего проезд. Куда-то мчатся вагоны эти Александра Чичканова. Размазня. Куда-то туда, где должно быть всё по-другому. Не лучше и не ужаснее, а просто не так. Не так, как на данный момент. Так как так, как на данный момент, так нельзя. Вагоны глядят Александра Чичканова. Размазня на чуток блеснувшие глаза водителей в мгле и читают их мысли. Так как они вечны. В сопоставлении с человеком всё вечно.


В машине Женщина и Юноша. Играет радио. Юноша отбивает ритм некий Александра Чичканова. Размазня песни пальцами на руле. Женщина глядит в окно, зевает. Она беременная.


Юноша. Ты не можешь по-хорошему. У тебя всюду не как у людей. Просил тебя. Не нужно этого. Просил, нет?


Женщина Александра Чичканова. Размазня. Я что для тебя – я бот, что ли? Я, специально, думаешь? Подружкам веришь своим? Дороже они для тебя?


Юноша. Я сам беспристрастно глядеть на вещи могу. Не думай ты. Стерва ты, вот Александра Чичканова. Размазня ты кто. Сообразила, стерва. Стервятница просто. Жила всё, в девченках прогуливалась, в институте своём на пятёрки сдавала всё. (Передразнивает её.) Химию не повторишь со мной, нет? Мне конспекты взять Александра Чичканова. Размазня нужно, я болела неделю. Боюсь, не догоню по учёбе… И нате для тебя, разбарабанило за ночь. (Смеётся).


Женщина. Для чего ты так? Игорь, не гласи ты так. Ты для чего так? Нельзя гласить Александра Чичканова. Размазня такое. Тебя Бог услышит. И проклянёт имя твоё. И ребёнка твоего тоже.


Юноша. Давайте без Бога, а. Условились же. Забыла? Не верю я ни в кого. В себя верю только. В Александра Чичканова. Размазня силу и волю свою. И для тебя рекомендую.


Женщина. Извини. Я нервничаю. Я когда поезд вижу, я всегда такая. Мне обидно всегда. Он едет, он уходит вдаль. А я остаюсь. Понимаешь? А Александра Чичканова. Размазня нужно запрыгнуть непременно в него, не побояться. Игорь, ты понимаешь меня, Игорь. Нельзя страшиться того, что далековато за горизонтом, там, куда уходят все поезда.


^ Юноша. (Смеётся). Прыгай, давай. Ага, на данный момент прямо. Давай Александра Чичканова. Размазня. Я помогу для тебя, подтолкну. Полетишь так, что забудешь обо всём.


Женщина. Злой ты. Я вдруг вчера сообразила это. Когда ты с мамой гласил собственной. Что она сделала для тебя? Ты Александра Чичканова. Размазня для чего так? За что ты с ней так? Ты знаешь, что нельзя быть злым таким. Тебя злоба съест. Как червяк, который в кишках посиживает. Она изнутри тебя. Наверняка, это конец Александра Чичканова. Размазня, Игорь, наверняка, у нас с тобой не может быть ничего больше. Мне кажется, что жизнь, это длинноватые закольцованные рельсы. А деньки, которые пролетают, это шпалы. Время от времени шпалы вылетают, ломаются. И Александра Чичканова. Размазня думаешь всё. Но рельсам не будет ничего. Я говорю конец, по сути всё отлично снова будет. Как обычно.


Юноша. Хочешь в отряд защиты доброты вступить. Не поздно, думаешь? Срок – то не небольшой у Александра Чичканова. Размазня тебя. С таким поздняк метаться уже. Здесь ведь анальгин не примешь даже. А ты со злобой биться. С моей в особенности вредоносно. Небезопасно для жизни. Вери варнинг. Вход воспрещён. Шлагбаум закрыт уже, Оля. А Александра Чичканова. Размазня ты не сообразила? Родишь и всё. Поедешь куда хочешь. Ребёнка мамы оставишь. Пусть нянчит. Она согласна. Она хорошая. В отличие от сыночка – уродца. Древняя, правда. Ну ничё. Вытерпит. У их порода закалённая Александра Чичканова. Размазня, деревенская раз. А я уж городской уродился, мне, знаешь, Оля, волноваться нельзя даже. Я могу сотворить чего-нибудть такое, что позже все держать в голове будут. Ты смотри у меня Александра Чичканова. Размазня, глупостей не наделай. Найду ведь. Находить всюду буду. Не скроешься. Я для тебя, пока спала, вживил под кожу штуку такую. Всюду сейчас видно тебя. Не веришь? Хочешь, покажу, где? (Хватает её за животик Александра Чичканова. Размазня). А вот тут, в животике прямо. (Игорь задирает кофточку. Трогает животик Оли.)


Оля. Не нужно, Игорь. Мне больно там, Игорь. Я выйду, можно. Ты едь. Не стой. Открыт переезд издавна. Двигайся. Я здесь Александра Чичканова. Размазня останусь. Мне подышать нужно. Воздух здесь неплохой, кажется. Я подышу.


^ Игорь. Сумку оставь. Куда бежать? Там паспорт твой, средства. Обмыслено всё. Слышишь? (Смеётся.)


Женщина открыла дверцу машины, вышла. Стоит. Глядит на горизонт Александра Чичканова. Размазня, туда, где все поезда исчезают, растворяются в ночи. Вдруг она побежала. Стремительно. Тяжело ей бежать. Бежит, животик придерживает. И улыбается почему-либо. Нет, смеётся даже. Игорь выскочил из машины. Побежал. Развернулся Александра Чичканова. Размазня. Побежал вспять. Достаёт ключи из зажигания, надавливает на кнопку на брелке. Побежал снова. Оли не видно.


^ Игорь. (Орет). Найду тебя, сука, найду. Слышишь меня, сука.


Сел в машину. Берёт сумочку Александра Чичканова. Размазня Оли, вытряхивает содержимое. Что-то отыскивает. Нашёл паспорт. Рвёт его напополам. Позже ещё на две части.


Игорь. Я ж мамы пообещал уже. Как я сейчас приеду к ней? Я же для тебя добра желал, сука Александра Чичканова. Размазня ты, стервятница. Мама же разорвет меня. Она же внука желала. Не ты не желала, не я, мама только. Она ж меня снова слабаком, размазнёй назовёт. Я не таковой. Я сильный. Я лучше Александра Чичканова. Размазня всех вас, слышишь. (Надавливает на гудок. Звук ползёт дорогу через дорогу, через рельсы, ползёт к домам.)


^ Сцена седьмая.


Двор. Где-то в зашторенных окнах виден свет. Не дремлет кто Александра Чичканова. Размазня-то. Дома – шестнадцатиэтажки образуют плотное кольцо. Снутри кольца – детская площадка, состоящая из 2-ух качелей, 2-ух зайцев на пружинах, квадратной, ярко-зелёного цвета песочницы и красноватой лавки. Вокруг площадки – деревья. Тополя и рябина. На Александра Чичканова. Размазня лавке посиживает Аня. Она курит. Носком кроссовка делает ямку в земле. Глядит на поезда. Во двор забегает Оля. Лицезреет Аню. Садится рядом.


^ Оля. Закурить дашь?


Аня. Для тебя можно разве? Уродцем Александра Чичканова. Размазня будет. Я повинна.


Оля. Жаль, что ли? Я отдам для тебя. Сколько? Два рубля кое-где.


Аня. (Смеётся.) Для себя оставь, мама.


Аня достаёт пачку, протягивает Оле сигарету. Посиживают, курят.


Оля. Знаешь Александра Чичканова. Размазня, деревья – они очень дружные, они всегда совместно. В природе обмыслено всё, деревья не сумеют существовать в одиночку. Время от времени я завидую им.


Аня. А я тёлкам завидую, которые выскочили успешно и Александра Чичканова. Размазня которые не посиживают здесь в час ночи и сигареты не стреляют.


Слышен сигнал машины. Оля пугается.


Аня. Нервишки не те стали, подруга? У меня тоже самое было. Выносила еле. В каматоз от Александра Чичканова. Размазня хоть какой шуточки заходила сходу. Машины, они имеют привычку сигналить иногда.


Оля. Слушай, мне нужно пересидеть кое-где. Это юноша мой. Он ребёнка забрать желает. Ясно для тебя? А я не отдам. У меня Александра Чичканова. Размазня средства есть. Я в животик упрятала. На 1-ое время хватит. Я половину для тебя отдам, честно. Ты только спрячь меня. На два денька всего. Я бабушке позвоню либо ещё кому-то. Мне Александра Чичканова. Размазня решить нужно, помыслить. Гласил, докторы там, знакомые, рождать отлично будет. Сам забрать желает, мамы дать. А она древняя. Он умрёт там. Отпрыск мой.


Аня. Общага моя, ехать нужно. На автобусе минут 40. Это район Александра Чичканова. Размазня новый, спальный он, от центра далековато. Через три часа транспорт ходить начнёт. И не пустят тебя. Ты же не работник завода. Через окно только. Не выход, сама видишь. Не по Александра Чичканова. Размазня окнам уже.


Оля. «Аборт делай». А мне нельзя произнесли. Один раз сделаю и всё здесь. Он найдёт и убьёт меня. Чтобы вспять не везти. Ребёнка достанет. Разрежут в поликлинике меня. Раз знакомые там. Сделает Александра Чичканова. Размазня всё. Не отыщут. Мама меня прокляла, как я такая стала. Институт, гласит, не окончила, а уже по мужчинам пошла. Мужчин терпеть не может всю жизнь. Я до сего времени не знаю, откуда Александра Чичканова. Размазня взялась я? Спросить нереально её. Гласит, ветром надуло. Северным.


Аня. Я всегда задумывалась, что ветер всё же живое существо. Он поднимает пыль и старенькые мемуары. Он всё уносит далековато куда-то Александра Чичканова. Размазня и складывает в аморфные большие ящики под очень скрытые замки. Мы в детдоме смотрели в окно ночами, как ветер говорит с деревьями и как они ему отвечают. (Молчат.) Гласил мне, что Александра Чичканова. Размазня у детдомовских детки уродцы всегда. Мы с девчонками всегда на колесе желали чёртовом проехаться. Хоть разок хотя бы. Здесь нет у нас. Исключительно в примыкающем, в областном городке есть. Нас кто повезёт Александра Чичканова. Размазня?


^ Оля. (Курит, отстраненно). Это далековато разве?


Аня. Час всего. На данный момент поздно уже. Не нужно стало. Мечта осталась, а желание прошло.


Во двор въезжает машина. Оля вскочила. Глядит на Аню. На Александра Чичканова. Размазня данный момент исключительно в ней она лицезреет спасение. Она для неё самый главный человек. Другого такового не будет. Аня хватает Олю за руку, они бегут к подъезду, открывают двери. Игорь выходит из Александра Чичканова. Размазня машины. Лицезреет только как тяжёлая стальная дверь медлительно запирается, не оставляя надежды догнать Олю.


^ Сцена восьмая.


Кухня. Мария кипятит чайник, что-то достаёт из холодильника. Вздыхает. Оля и Аня посиживают за Александра Чичканова. Размазня столом. Смущены.


Мария. Как свиньи напились здесь. Свалились, один на диванчик, другой рядом, на полу прямо. Представляете, за водкой дважды бегали. Я 100 гр с ними приняла, как лечущее средство на вкус, всю Александра Чичканова. Размазня жизнь не понимала. Как смотрю – стакан испить могут, меня в дрожь аж, пробирает всю. Вспомнить и то, жутко просто.


^ Аня. Посодействовать вам? Всё равно сидим так. В гостях как будто.


Оля. Да. Мы на Александра Чичканова. Размазня несколько минут только. Чай попьём и поедем. Автобус подождать. Холодно стало. Боюсь, застужаться нельзя, осознаете? Мне доктор строго произнес.


Мария. Нормально сидите. Здесь ранее 7 и не придёт ничего. Автобус ожидать – не дождётесь. Маршрутки Александра Чичканова. Размазня с восьми начинают. На ней и поедете. Хотя, растрясёт всю. Уж не в маршрутке для тебя разъезжать-то.


Аня. Пристрою её. В общагу и не знаю даже. Мегеры там все такие Александра Чичканова. Размазня. После 12-ти не пускают никого. Мы через окно обычно, по лестнице пожарной. Ничё так, можно слазить. Ей нельзя уж, сейчас-то.


Оля. Я в институте обучалась когда, тоже жила. В общежитии другими словами Александра Чичканова. Размазня. Три курса не отучилась даже. Мама попросила ректора. У нас однокомнатная. Я надоела ей. Гласит, за 17 лет в горле встала. Я собрала вещи да поехала. Игорь сходу к для Александра Чичканова. Размазня себя забрал, познакомились как. У него двухкомнатная и своя к тому же, от родственников по наследию досталась. (Улыбается.) Так что я обычная вроде. Меня и не испугаешь ничем.


Мария садится за стол. Глядит на Александра Чичканова. Размазня Олю.

Мария. Оставайся пока уж. Куда для тебя? Квартира у нас незапятнанная, на солнечную сторону выходит. Андрюша в командировку скоро, аж на две недели отправится. Мне всё равно скучать придётся Александра Чичканова. Размазня. Я на работу уйду. Ты одна, считай. Приду, поедим ну и спать ложиться. Деньки так и пройдут. Мама, может, одумается. Позвоню ей. Поговорю, по-женски, так сказать. Ребёнку-то не условия, внимание главное Александра Чичканова. Размазня.


Оля. Средств подкопила я. Со стипендии откладывала. Игорь давал повсевременно. Лгала, сколько что стоит. Он не разбирается.


Оля снимает свитер, поднимает футболку, на животике бандаж, а снутри – пачка средств. Оля кладёт Александра Чичканова. Размазня их на стол.


Оля. Это всё, что есть у меня. Может, на квартиру снять хватит? Здесь как с ценами у вас? Не недешево очень? Я небольшому откладывала. На вещички различные.


Аня. Я Александра Чичканова. Размазня тоже, с заработной платы отложила. Я добавлю для тебя. Совместно жить будем. Я для тебя помогать стану, за ребёнком пригляжу. Я же два через два работаю. Ты позже устроишься. Я тебя на завод устрою Александра Чичканова. Размазня, хочешь? Там хорошо вроде, и подкармливают безвозмездно. Коллектив снова же. Все девки отличные, полдетдома там. Считай, знаю всех, не оскорбят тебя. Раз со мной придёшь.


^ Оля. (Марии). Видите, всё отлично как. Бог услышал Александра Чичканова. Размазня меня. Он не проклял за Игоря, означает. Игорь только против бога всегда. Нет его, козёл он. Так гласил. А я верю всегда. Он, Бог, есть, он один некий, какой Александра Чичканова. Размазня – и не знает никто. Все только задумываются, что знают, что отыскали правду. Нет, он так не похож ни на 1-го из Богов. Что, если б люди узрели, узнали бы, кто он, то Александра Чичканова. Размазня они закончили веровать бы. Так как он – он один из нас, он таковой же, как мы все совместно взятые, либо как любой из нас, по отдельности. Нагой и неприкрытый. Ни душой, ни телом Александра Чичканова. Размазня. Без прикрас все кажутся страннее, чем в жизни обыкновенной. Нельзя никого созидать таким, какой он есть, какой с самим собой, когда наедине остаётся. Так как, видишь когда, пропадает потаенна. Пропадает смысл – а смысл - это Александра Чичканова. Размазня узреть всегда, подсмотреть тайну чужую. Другого нет смысла. Только и живут все этим.


Аня. Не скажи. Я живу мемуарами и жалею всегда обо всём. Я люблю приятные запахи и Александра Чичканова. Размазня длинноватые сны. Люблю вкус сладких ногтей и новые сообщения. Люблю, чтоб будильник звенел, когда я уже пробудилась впору и попила кофе даже. Люблю персиковый сок и новые киноленты.


Мария. Одна я живу Александра Чичканова. Размазня реальным. Так, кажется? Оставаться нужно для тебя. Ерунду думаешь. Квартира, завод. На завод и я тебя устрою, мастер я ж. Другое нужно для тебя, не будни заводские да кормёжка бесплатная. Ребёночка родишь и посмотришь Александра Чичканова. Размазня далее. В город вернёшься. Институт закончишь. Жизнь ведь, непредсказуемая она. Гласить все могут.


^ Сцена девятая.


Утро. Солнце только не так давно появилось на небе, глядит через открытые шторы. Освещает комнаты, кухню Александра Чичканова. Размазня и немножко свет его доходит и до коридора. Как раз тут и собрались все. И Игорь, и Мария и Оля, Виктор с Андреем. Нет только Ани. Все посиживают на наскоро поставленных стульях, табуретках Александра Чичканова. Размазня, прямо с входной дверцей рядом. Посиживают, как говорится, «на дорожку», как по обычаю, как до сего времени делают все.


Мария. Знала я. Усвой. Сердечко не обманешь. Так молвят. Тупо, а Александра Чичканова. Размазня правда. Все глупости умные люди выдумали. Так как умные вещи такие как мы, обыкновенные, и не запомним даже.


^ Оля. Не жаль мне, поймите. Не жутко это. Ничего это. Только мать бы поправилась у Игоря Александра Чичканова. Размазня. Неудача такая прямо.


Мария (Игорю.) Не вези её. Чё стресс глядеть? Инфаркт ведь противные вещи. Пусть у меня поживёт. Роддом неплохой здесь. Мастера работают. Я и Андрея рождала. Ничего отвратительного не могу сказать Александра Чичканова. Размазня. И докторы, и медсёстры, все у нас по высокому уровню.


Игорь. Поймите, нам вкупе нужно быть, момент таковой. Вкупе всё, навязалось как-то. Нам нельзя терять друга друга, я еле нашёл, все Александра Чичканова. Размазня квартиры обзвонил, там терпеть не могут меня сейчас, разбудил всех. Я был должен, мы не найдём позже по другому. Второго шанса не будет.


Мария. Думаете, городок так для себя Александра Чичканова. Размазня? На отшибе? У нас до областного час всего. И дорогу выстроили. Мост есть. Это если что, если отягощения какие. Даже на скорой увозят. Не молвят ничего, дескать, далековато, бензин дорогой сейчас, сами добирайтесь. С Александра Чичканова. Размазня завода одна, прихватило на работе, сходу увезли в область и операцию сделали. У нас всё под контролем. Может, лучше ещё, чем в огромных городках. Это ведь как поглядеть. Здесь каждый человек Александра Чичканова. Размазня на счету. Все свои, всех жаль.


Игорь. Мы очень признательны. Мы на оборотном пути заедем, отпрыска покажем. Точно-точно. Вы и не сомневайтесь даже. Телефон запишем, чтоб вы не беспокоились, что обманем Александра Чичканова. Размазня вдруг.


Мария. Я с работы могу только, не проведут никак. Всё обещают. А мне и не нужно особо. Андрею хожу к директору звонить. Восьмёрка у него в кабинете. Андрей сотовый обещал приобрести Александра Чичканова. Размазня. Боюсь, не разберусь в нём. (Молчит.) Из-за средств вы, да. Ну нет, не дам я жизни ей, всем расскажу, пусть завод весь знает. Я за средства ваши, да я всё Александра Чичканова. Размазня сделаю…


Оля. Что вы. Я же признательна ей. Так и передайте. Зла не держу, а благодарю только. За одну-единственную сигарету, которую я буду вспоминать всю свою жизнь. Отлично? Так и скажите, точно Александра Чичканова. Размазня так. За одну-единственную сигарету, которую я буду вспоминать всю свою жизнь.


Мария и Игорь стоят, глядят на Олю. Не понимают, о чём это она гласит здесь.


Игорь. Ты не курила Александра Чичканова. Размазня, нет? Для тебя же и дышать нельзя. Я ж бросил даже. Курила?


^ Оля. Что ты. Я понюхала только и вспять дала. Но этот запах, он навечно остается в сердечко моём.


Андрей. Не переживай так Александра Чичканова. Размазня, мам. Я на неделю и вспять, мне как раз в командировку добираться, удобнее будет, поезд прямой оттуда.


Виктор. Должен же хоть раз, у отца побывать. Мы в лес пойдём, озеро у нас Александра Чичканова. Размазня прекрасное, на работе хоть мужчинам покажу, чтобы завидовали все. И мама поглядит, бабушка твоя, слышишь, Андрей?


^ Мария (улыбается). Не нужно уж, чтобы завидовали прямо, сглазят, не достаточно ли.


Виктор (Игорю Александра Чичканова. Размазня). Забросите? А то поезд минут через 30 уже. Пешком здесь 20 минут хода. На машине 5, поди.


Игорь. Условились вроде.

Игорь обымает Марию, даёт бумажку с номером телефона. Они берут какие-то свои вещи. Мария Александра Чичканова. Размазня, понимая, что уходят они, уезжают навечно. Понимая, что не возвратятся эти люди, кажется, случайные в её жизни, но оставившие некий след, как любой из нас оставляет в чьей-то жизни что-то, время от Александра Чичканова. Размазня времени не зная, не догадываясь об этом. Мария обымает их, целует Олю в лоб, шепчет ей что-то. Андрей подходит к мамы, целует её, Виктор встал рядом, приостановил взор собственный, глядит в Александра Чичканова. Размазня глаза Марии, в её голубые, как небо цвета, глаза. Минутку смотрел, а показалось, что вечность целую. Хлопает дверь. Все уходят. Мария посиживает на кухне. Одна. Шумит холодильник. Птицы по ту сторону Александра Чичканова. Размазня окна начинают свои каждодневные трели. Слышно как заводится мотор, как уезжает машина. Заработало радио. 6 утра означает. Всё как обычно.


Февраль-март 2009 года.



aleksej-chapigin-razin-stepan-stranica-7.html
aleksej-dudarev-poceluj-princessi-sovremennaya-skazka-po-motivam-proizvedenij-g-h-andersena-stihi-viktorii-solovevoj.html
aleksej-georgievich-margiev-16-glava.html